Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:28 

Честно скопипи... скопипасчено

Malckhazar
Йа волосат и бородат!
В Бруклине, в математической школе для одарённых детей шёл урок алгебры. Это был класс учеников выше среднего уровня во всех отношениях — как в смысле их возраста, так и в смысле их прогресса в освоении наук. У мальчиков начинал ломаться голос, девочки начинали брить подмышки, и все они шагнули в постижении математики так далеко, что наизусть знали таблицу умножения до четырёх. Теперь они с упоением погружались в холодные глубины алгебры. Они уже усвоили, что если a = b, то b = a, и это придавало им чувство избранности и приближения к абсолютной истине.

Учитель был полноватый, средних лет мужчина с матовой плешью, грустными бесцветными глазами и тяжёлым русским акцентом. Он страстно любил математику и надеялся, что эта страсть передастся кому-нибудь из его одарённых недоумков. Ученики почтительно называли его мистер Зайтлайн, а друзья запросто — Борька Цейтлин (о чём ученики, разумеется, не знали).

К середине урока, когда мальчикам надоело играть в морской бой, а девочкам надоело красить ногти, учитель неожиданно сказал нечто такое, что привлекло их внимание.

— Сейчас, — сказал учитель, — я вам докажу, что два равно одному.

Класс затих, и учитель, воспользовавшись паузой, добавил:

— Тот, кто найдёт ошибку в моём доказательстве, получит "А".

Класс молчал, напуганный неожиданным вызовом. В наступившей тишине раздался писклявый голос отличницы Брехман:

— Мистер Зайтлайн, по-моему, два не равно одному. Два больше.

— Правильно, — сказал учитель. — Отличное наблюдение. Два действительно больше, чем один. Но вы должны это доказать, то есть опровергнуть моё доказательство. Понятно? Итак, начнём. Для начала, предположим, что "а" равно "бэ".

Он повернулся к доске и написал: а = b.

— Откуда вы знаете? — раздался с задней парты ломающийся голос отличника Гойскера.

— Откуда я знаю что?

— Что "а" равно "бэ".

— Прекрасный вопрос, — кисло сказал учитель. — Я не знаю. Но я допустил. Если вы заметили, я сказал: предположим, что "а" равно "бэ".

— Предположим, что директора на завуча положим, — сказал отличник Рабунский, обводя класс победным взором.

Класс взорвался от хохота. Директор школы был пожилой мужчина, завуч — молодая женщина, так что класс по достоинству оценил остроту Рабунского.

Дождавшись, когда ученики успокоятся, учитель продолжал:

— Умножаем обе части уравнения на "а". Получается...

Он написал: a x a = a х b, то есть a2 = ab. Класс молчал.

— Отнимаем от обеих частей уравнения "бэ"-квадрат, — сказал учитель и написал: a2 — b2 = ab — b2. Класс молчал.

— А теперь... — сказал учитель, не в силах сдержать счастливой улыбки, — кто может сказать, что мы теперь делаем?

— Идём домой смотреть хоккей, — сказал отличник Рабунский. — Он явно был сегодня в ударе.

— Правильно, — сказал учитель. — Но не сейчас. До конца урока ещё пятнадцать минут. А пока продолжим доказательство. Что у нас в левой части уравнения? Разность квадратов члена "а" и члена "бэ", правильно? Чему равна разность квадратов? Она равна произведению суммы членов на их разность. А что в правой части? Общий множитель "бэ", который мы выносим за скобки. Преобразуем уравнение. Получается...

Он написал: (a + b) (a — b) = b (a — b).

— Понятно?

— Понятно, сказал остряк Рабунский. — Линда Брехман любит сумму членов Алана и Боба.

Класс потряс новый взрыв ликования. Учитель понял, что на этот раз не дождётся тишины. В его распоряжении оставалось шесть минут.

— Сокращаем обе части уравнения на "а" минус "бэ", — прокричал он, перекрывая ликующий гогот. — Получается...

Он написал: a + b = b.

Гогот не стихал. Учитель продолжал писать, одновременно выкрикивая:

— Так как "а" и "бэ" равны, заменяем в левой части "а" на "бэ". Получатся...

Он написал: b + b = b, то есть 2b = b.

— Сокращаем на "бэ". Получается: 2 = 1.

Последнюю строчку, стуча мелом по доске, он написал крупными цифрами и подчеркнул. Класс замолк, испуганно глядя на доску. Даже хулиган Рабунский на время притих. Учитель сказал, не скрывая своего торжества:

— Ну, кто может найти ошибку в доказательстве?

Отличница Линда Брехман подняла руку и сказала:

— Я знаю, где ошибка. Ошибка заключается в том, что на самом деле два не равно одному.

Учитель погрустнел.

— Правильно, Линда — сказал он со вздохом. — Ты это уже говорила. Конечно, они не равны. Значит, в моём доказательстве есть ошибка. И вы должны её найти.

В разговор неожиданно вмешался отличник Гойскер:

— Мистер Зайтлайн, если в доказательстве есть ошибка, зачем вы нам его показываете? Мы пришли сюда учить правильную математику, а не ошибочную.

— Замечательная мысль, — сказал учитель. — Это такое упражнение. Шутка. Если вы найдёте ошибку, вы будете знать, как её избежать в вашей дальнейшей жизни.

Прозвенел звонок, и ученики ринулись на выход. В классе осталась одна отличница Брехман.

— Мистер Зайтлайн, — сказала она, подойдя к учителю, — это очень странно, что два равно одному. Это правда шутка?

— Правда.

— А в чём ошибка вашего доказательства? В том, что на самом деле "а" и "бэ" не равны?

— Равны, равны, — сказал учитель, собирая портфель.

— Тогда в чём ошибка? Скажите по секрету, мистер Зайтлайн. Я никому не скажу, что вы мне сказали.

— Не могу, Линда. Это будет нечестно по отношению к остальным ученикам.

— Ну, пожалуйста, мистер Зайтлайн! Я же никому не скажу!

— Извини, Линда, не могу.

— Какой вы вредный! — сквозь слёзы пропищала отличница Брехман. — Я на вас пожалуюсь моему папе.

Она выскочила из класса, демонстративно хлопнув дверью.

Следующий день прошёл спокойно. Ни учитель, ни отличники не вспоминали о вчерашней коварной теореме. В конце дня учителя вызвал директор школы.

— Привет, Борис, присаживайся, — сказал он. — Слушай, что у тебя вчера произошло в классе? Мне звонили несколько обеспокоенных родителей. Они говорят, что ты травмируешь детей.

— Вчера? — переспросил учитель, пытаясь вспомнить, что такого страшного он вчера натворил. — А, да! Я им доказал, что два равно одному.

— Ты с ума сошёл! — испугался директор. — Как можно такие вещи доказывать несовершеннолетним детям! Ведь на самом деле два гораздо больше, чем один!

— Я знаю, что больше. Это была шутка. Я хотел проверить их знания основ математики.

— Ты им сказал, что это шутка?

— Сказал.

— Ну, тогда ладно, — директор с облегчением перевёл дух. — Ты смотри, будь осторожен. А то нас засудят.

Прошло ещё две недели, и опасная математическая шутка была окончательно забыта. Никто из отличников (а все ученики этой школы были отличниками) не вспомнил о ней и не попытался её разоблачить, чтобы получить "А". На третью неделю учителя снова вызвал директор школы. Он был мрачен, как похоронное бюро. Закрыв дверь кабинета, он предложил учителю сесть и швырнул перед ним письмо на плотной, палевого цвета бумаге. Письмо было из местной юридической фирмы "Оркин, Соркин и Дворкин". Оно гласило:

"Наша компания представляет интересы родителей учеников вашей школы. В связи с инцидентом, произошедшим недавно в седьмом классе на уроке математики, мы бы хотели встретиться с учителем, мистером Зайтлайном, чтобы получить его показания о вышеупомянутом инциденте. Вы можете назначить день и время встречи. Искренне ваш — А.Оркин".

Мистер Оркин явился на следующий день после окончания уроков. Его сопровождали Соркин, Дворкин и две секретарши. Интервью проходило в кабинете директора. Вопросы задавал самый молодой, мистер Дворкин. Остальные молча записывали. Для начала мистер Дворкин уточнил имя, фамилию, адрес и год рождения учителя. Затем он сказал:

— Мистер Зайтлайн, повторите, пожалуйста, что вы объявили ученикам на уроке математики пятого октября?

— Что два равно одному.

— Известно ли вам, что на самом деле два не равно одному?

— Почему вы так думаете?

— Мистер Зайтлайн, позвольте, я буду задавать вопросы. Признаёте ли вы, что преднамеренно ввели своих учеников в заблуждение?

— Я их никуда не вводил. Я просто доказал, что два равно одному.

— Каким образом вы это доказали?

Учитель взял лист бумаги и в течение минуты повторил злосчастную теорему. Под конец он лихо сократил обе части уравнения на "бэ", написал 2 = 1 и, не моргнув глазом, подчеркнул эту непристойность. Три юриста и две секретарши тщательно переписали бесстыжие выкладки учителя. Воцарилось тяжёлое молчание.

— Это шутка, — сказал учитель. — Это, как бы, упражнение. В моём доказательстве содержится ошибка, которую ученики должны были найти.

Адвокаты молчали, не глядя друг на друга.

— Я могу объяснить, в чём она заключается, — заискивающе сказал учитель.

— Не надо, — сказал мистер Дворкин. — Ученики задавали вам вопросы?

— Да. Гойскер спросил, откуда я знаю, что "а" равно "бэ".

— Что вы на это ответили?

— Что это моё предположение.

— Так. На чём оно было основано?

— Что — "оно"?

— Ваше предположение. Какие у вас были основания предполагать, что "а" равно "бэ"?

Учитель с мольбой посмотрел на директора. Директор отвернулся к окну и стал глядеть во двор, откуда неслись счастливые вопли отличников, играющих в софтбол.

— Продолжим, — сказал мистер Дворкин. — Как отреагировали ученики на ваше безосновательное предположение, за которым, как и ожидалось, последовало ошибочное доказательство?

— Рабунский сказал: предположим, что директора на завуча положим.

Директор заёрзал на стуле и сказал:

— Мои отношения с миссис Лифшиц являются чисто деловыми и основываются исключительно на интересах школы и её учащихся. Высокое качество образования, которое...

— Хорошо, — сказал мистер Дворкин. — Что ещё говорили ученики?

— Ещё Рабунский сказал, что Линда Брехман любит сумму членов Алана и Боба.

Две секретарши ниже склонились к своим блокнотам.

— Понятно, — сказал мистер Дворкин. — Реакция класса показывает, что дети были травмированы вашим безответственным доказательством. Родители учеников рассказали, что в этот день дети пришли из школы в подавленном состоянии, бледные, весь вечер плохо ели и долго не ложились спать. Многим родителям пришлось обратиться к помощи психологов и психиатров. Что вы можете на это сказать, мистер Зайтлайн?

— Что они врут, — вяло сказал учитель.

— Борис, ты с ума сошёл — сказал директор по-русски. И перейдя на английский, добавил: — Мистер Зайтлайн хотел сказать, что ученики побледнели оттого, что напряжённо думали над задачей, которую он им предложил с целью повышения их уровня знаний математики.

Мистер Дворкин хотел открыть рот, но его неожиданно перебил до сих пор молчавший мистер Соркин.

— В чём была ошибка? — спросил он, не проявляя эмоций.

— В том, — сказал учитель, заметно оживляясь, — что в шестой строчке мы сокращаем обе части уравнения на "а" минус "бэ", что, по определению, равно нулю. А на ноль делить нельзя. Ученики должны это знать.

— Что значит "нельзя"? — мистер Дворкин снова взял дело в свои руки. — Мистер Зайтлайн, мы живём в свободной стране.

— Понимаете, — сказал учитель, — есть закон, не позволяющий делить на ноль. А то получится бесконечность или вообще чёрт знает что.

— Закон? — переспросил мистер Дворкин. — Это закон штатный или федеральный? Он принят конгрессом? Вы знаете его номер и дату вступления в силу?

— Нет, но...

— Мистер Зайтлайн, — снисходительно сказал мистер Дворкин. — Можете не объяснять. Мы с мистером Оркиным и мистером Соркиным разбираемся в законах.

На этом интервью закончилось. Мистеры Оркин, Соркин и Дворкин с двумя секретаршами покинули кабинет. Директор сказал:

— Борис, ты понимаешь, что ты наделал?

— Я могу покаяться, если надо, — сказал учитель — Хочешь, я публично признаю, что два не равно одному?

— Теперь уже не поможет.

Через два дня в "Нью-Йорк Таймс" появилась статья под названием "Проблемы нашей системы образования — наследие республиканцев". Статья была посвящена инциденту в бруклинской математической школе. "Злосчастный эпизод, произошедший в Бруклине, — говорилось в статье, — является прямым результатом недостаточного финансирования наших школ в период администрации Буша. Если бы сегодня каждая школьная парта была оборудована современным компьютером с доступом к высокоскоростному интернету, ученики могли бы сами убедиться в том, что на самом деле два не равно одному".

Учителя уволили, и о нём больше никто не вспоминал. Говорили, что он запил и пошёл в частную женскую школу преподавать бокс. Тем временем, буря не стихала. Фирма "Оркин, Соркин и Дворкин" от имени родителей травмированных учеников возбудила гражданский иск против школы на сумму шесть миллионов долларов. После долгих переговоров с адвокатом школы стороны решили не доводить дело до суда и согласились на сумму в два миллиона. Из них полтора миллиона наличными причитались фирме "Оркин, Соркин и Дворкин" и полмиллиона — истцам, то есть родителям пострадавших учеников — в виде купонов на десятипроцентную скидку в местных супермаркетах.

Директор школы пригласил родителей на собрание.

— Дамы и господа! — сказал он. — Поздравляю вас с успешным завершением иска против школы. Ваша победа в этом процессе ещё раз подтверждает справедливость нашей системы правосудия. К сожалению, школа не располагает бюджетом, который позволил бы нам выплатить два миллиона долларов. Мы вынуждены будем объявить банкротство, закрыть школу и уволить учителей. Однако, если вы хотите, чтобы ваш ребёнок продолжал получать образование в нашей школе, вы можете взять на себя оплату иска, что составит восемьдесят тысяч долларов на каждую семью. Вопросы есть?

— Есть, — сказал мистер Брехман, — Нельзя ли разделить сумму иска пополам, с тем, чтобы один миллион оплатили родители и один — школа?

— Боюсь, что нет, — директор вздохнул. — Один миллион для школы так же недостижим, как два миллиона. Как видите, в данном случае, два таки равно одному. Ещё раз поздравляю с победой!

Аплодисментов не последовало.

======================================
Автор:
Александр Матлин (Нью-Джерси, США)

1


14:21 

lock Доступ к записи ограничен

макф
краткий миг полёта
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

07:05 

Batman and Robin Nistalgia Critic

Catch my heart! Very melon~
A BAT CREDIT CARD????????????????

FINAL BATTLE

01:49 

lock Доступ к записи ограничен

- miyavi -
Kimi ni wa wakaranaishi, wakatte hoshikunai...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:20 

О девушках

Andrewus
Самодовольный кабальеро Эндрюс
11:22 

lock Доступ к записи ограничен

макф
краткий миг полёта
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:06 

lock Доступ к записи ограничен

Не стоит терзать себя дилеммой: наполовину полон твой стакан или наполовину пуст. Скажи бармену, чтобы долил.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:06 

Олег Чаров
По личным вопросам Мерлин принимает в каждую первую среду века.
*ворчливо* поспишь тут... Мя щас призраки атаковали. Или не призраки. Или не атаковали. Ну, по порядку.

Пошел я на кухню - выгнать на ночь кота. Кот сидел на столе и чему-то урчал. Ага! Верная примета! Если кот не особо кормленый! Тут нечистые силы колобродят, воистинунах! Больше ему неотчего урчать!
Выставив кота, я услышал писк разряженного домашнего телефона. Причем я точно помнил, что переставлял трубку недавно.
Пожав плечами, я поменял местами разряженную трубку и ту, что стояла на заряднике. Ну вы догадались, что оба телефона и зарядник произрастали на этом самом столе, где ранее сидел кот, да?

И тут шутки кончаются. Я почуял, что рядом кто-то есть.
Я пошел в комнату. "Кто-то" двинулся следом.
Попробовал лечь спать, но меня начало буквально трясти от страха. Колотить крупной дрожью.
Написал несколько смс на два адреса, закрыл дверцу шкафа, на которой зеркало, и понял, что надо таки разбираться радикально.

Локализовать безобразие не представлялось возможным, оно расползлось по всей комнате.
При попытке толкнуть взглядом кусок безобразия, устроившийся у окна, шевельнулась штора.
Поигравшись немного в "телекинез", я понял, что безобразие совсем таки надо устранять, ибо спать оно моим нервам не даст.

И изобрел два безумных заклинания (проговариваются, как и все мои заклинания, на выдохе, свистящим змеиным шепотом).
Вот они, ловите, с пылу - с жару:
1)The zone is mine
2)Strangers go away
Круто? ))))))) Вот скажите, круто, да? ))))))) Крутые заклинания? )))))
А ведь помогли )))))

Но после полученной порции адреналина, блин, спать мне совершенно неохота. Чем бы таким заняться? ^^

@настроение: Теги "магия" и "реал" - они совместимы? ))))

@темы: магия-шмагия и прочее читерство, реал

20:56 

lock Доступ к записи ограничен

I am sorry, I am so high! Try to ask someone else (c)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:33 

lock Доступ к записи ограничен

Я не пью, не курю, не колюсь и не нюхаю - меня и так прет, наяву
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:11 

An it harm none, do what thou wilt
12.04.2009 в 00:10
Пишет Spellingmistake:

Нескладушки на проводе
По реке плывет кирпич, деревянный как стекло, ну и пусть себе плывет, нам не нужен пенопласт.

Кто стучится в дверь моя, видишь дома нет никто, приходи ко мне вчера, будем съели пирожки.

Кто стучится в дверь моя, видишь дома нет никто, приходи ко мне вчера, будем жарить огурцы.

Кто стучится в дверь моя, видишь дома нет никто, приходи ко мне вчера, чай попьем, когда уйдешь.

Солнце светит прямо в глаз, загорай моя спина, надо форточку закрыть, а то негром можно стать.

Солнце светит прямо в глаз, загорай моя спина, муха тоже самолет, только маленький еще.

Солнце светит прямо в глаз, значит, едем на Кавказ, солнце светит прямо в жопу – возвращаемся в Европу.

По стене ползет утюг, красной армии боец. К нему лошадь подошла - тоже семечки грызет.

Кто стучится в дверь моя, видишь, дома нет никто. Это я, жена пришел. Заходи по одному!

Кто стучится в дверь моя, видишь, дома нет никто. Это я, жена твоя. Виноград тебе принёс.

По реке плывет топор, полосатый как пельмень. Муха тоже самолет, только маленький еще.

По забору едет трактор, ноги волосатые, тут корова подлетает, тоже дерево клюёт.

Шёл поп через мост, уронил копейку. Прыгал, прыгал, не достал, в армию забрали.

Я лежу на берегу, щелкаю вареники, трактор ноги переехал, где моя фуфайка.

Кто стучится в дверь моя, видишь дома нет никто, приходи ко мне вчера, будем песни танцевать.

Шел по лесу колобок, красной армии боец, ну и пусть себе идет, может там его гнездо.

Я сижу на берегу, не могу поднять ногУ.
Не ногУ, а нОгу, все равно не мОгу.

Дело было в январе, солнечном апреле,
Сухо было на дворе - грязи по колено,
По кирпичной мостовой сделанной из досок,
Шел высокий гражданин низенького роста,
Дело было в январе, солнечном апреле,
Жив здоров - лежу в больнице,
Сыт по горло-есть хочу,
Приходите все родные - я вас видеть не хочу.

www.76-82.ru/other_folk/0/325.html?filter_field[]=article_id&filter_value[]=325& - источник

URL записи
читать дальше

15:54 

lock Доступ к записи ограничен

With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:44 

Рысь )))

Lu Ann
Abuse le sort Frappe à ma porte Pose une main Sur mon front Sur mes seins
лепилось по рисунку )))
читать дальше

23:42 

Доступ к записи ограничен

Движение есть жизнь.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:18 

lock Доступ к записи ограничен

Не стоит терзать себя дилеммой: наполовину полон твой стакан или наполовину пуст. Скажи бармену, чтобы долил.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:45 

WillDrug
An it harm none, do what thou wilt
12.04.2009 в 19:37
Пишет Аррен Танака:

12.04.2009 в 18:04
Пишет Безродная:

х)))))))))))))) психодел)))
12.04.2009 в 17:45
Пишет baby~mammoth:

Восхитительно. В любимую "ядерную" тему.

12.04.2009 в 17:09
Пишет Becky Barrett:

/сказка про меня.\
09.03.2009 в 21:25
Пишет Пирамидоголовый:

Книжка про курочку рябу.
В десяти картинках.
Психоделично донельзя.

читать дальше

URL записи


URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

18:29 

An it harm none, do what thou wilt

20:33 

An it harm none, do what thou wilt
12:39 

An it harm none, do what thou wilt

@темы: Видео

00:55 

lock Доступ к записи ограничен

Зверь-чародей
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Жизнь молодого лиса

главная